Люди заперты в домах уже почти два месяца. Дети учатся, а взрослые работают дистанционно. Времени теперь больше, но у многих людей отпало желание заниматься прежними делами, стало сложнее организовывать себя.

Сколько же всего можно переделать! Вставать буду рано – с рассветом, с первыми лучами солнца. Море времени обращу в труд. А после – читать книги. Заговорю на языке тех, кто живёт за океаном. Комната оживёт, когда уберусь и украшу её. Соседи, простите за шум: буду учиться танцевать!

Просыпаюсь – время полдень. Солнце уже не радостно встречает, а жадно палит и слепит ещё не до конца открывшиеся глаза. Полежала минут тридцать и поплелась в ванную. Никто не пишет, что ж, всё равно отвечать было бы лень. Измеряю комнату шагами (по моим расчетам, до конца карантина шагов триста). В электронном журнале заданий столько, сколько комаров летним вечером в тени – и те же кровопийцы. Подождёт… Длиннющие книги пылятся на полке. Будто залитая свинцом, тяжёлая голова тянется к подушке. Дряхлое тело забыло, что такое движение. «А смысл что-то делать?» — это уже слишком.

Continue reading

Самое масштабное и острое событие этого десятилетия, если не века –пандемия коронавируса. На протяжении последних месяцев люди окружены бесконечным количеством информации об этом вирусе: количество заразившихся и выздоровевших, новые исследования и мировые проблемы, меры предосторожности. Многих такая обстановка вводит в невроз. Вирусы были всегда, и к сожалению, еще будут. Но можно смело утверждать, что в прошлом общественное волнение и давление было куда меньше. Теперь же, в 21 веке, любая информация (и ложная в том числе) распространяется по жилам информационного потока не медленнее самого вируса, рождая мгновенно панику.

Прочитав очередную пугающую новость в социальных сетях у нас сразу срабатывает тревога, и только потом мозг начинает задумываться: «А так ли это?». Если раньше мы сталкивались с таким состоянием редко, от случая к случаю, то теперь мы не выходим из этого подвешенного тревожного состояния из-за большого потока инфошума. Это бич нашего времени. Плохо ли это? Сложно сказать, потому что раньше, когда случались пандемии, смертность была в разы выше. У людей был, наоборот, недостаток информации. Не было такой всемирной паутины, где любой новый симптом мгновенно передавался по всему миру. Так, чума мучила человечество с 14 века до 19 века. Стоило только справиться с ней в одной стране, тут же появлялись новые признаки в другой. Люди умирали и сами не знали отчего. Есть ли у нас право жаловаться?

Как только вирус стал набирать обороты, тут же ввели режим повышенной готовности и самоизоляции. Ведь никто не хотел повторять ошибки Италии. Несмотря на то, что в наибольшей группе риска люди от 60 лет, школьники и студенты были массово переведены на дистанционное обучение, потому как именно молодежь может стать самым быстрым разносчиком болезни: сами переболеют и будут жить дальше, но для тех, кого они заразят, исход может оказаться летальным.

«Интернет-уроки, что может быть лучше?», — подумала я сначала.

Я оказалась одной из тех, кто оказался на самоизоляции и перестал посещать школу очно. Честно говоря, слово «карантин» раньше для нас было синонимом «каникулы». Но мы забыли, что сейчас век цифровых технологий. Учителя и школьная администрация скооперировались сразу же, составив расписание онлайн-уроков. «Интернет-уроки, что может быть лучше?», — подумала я сначала. Но довольно скоро стала мечтать вернуться в школу.

Continue reading

Сейчас мы живём в мире, где со всех сторон идёт слишком большой поток информации. Мы не можем сосредоточиться на чём-то одном: совмещаем работу с прослушиваем музыки или ТВ (которое просто должно шуметь на фоне), при этом успевая отвечать на сообщения и читать ленту новостей. Мы как бы стали супергероями, Цезарями. Но что на обратной стороне медали? Постоянный инфошум. Часто он идёт от очень популярных вещей, событий, что называется мейнстримом. Так что такое этот «мейнстрим» и хорошо или плохо это?

Дословно с английского мейнстрим переводится как «основное течение». Это популярные, массовые тенденции в искусстве и культуре. В противовес ему ставят андеграунд, артхаус. Возьмем яркий пример, который мы наблюдали совсем недавно. В конце декабря Netflix выпустил сериал «Ведьмак», который за месяц побил рекорд этого видеосервиса, набрав 76 миллионов просмотров.

Continue reading

В наше время наука и технологии развиваются так стремительно, что трудно успевать следить за всем, что происходит. Медицина, робототехника, биология, физика прогрессируют с невероятной скоростью. Чтобы не отставать от мира, познакомьтесь с наиболее важными и интересными изобретениями.

Continue reading

В этом году Прокопьевский драматический театр работает в усиленном режиме, что не может не радовать зрителя. 13-го марта, спустя всего месяц после последней премьеры, был показан новый спектакль — «Замыкание».

История этого спектакля началась в январе на театральной лаборатории «Эксперимент 123». Тогда он был ещё только эскизом. Режиссёром стал Александр Созонов, чьи постановки неоднократно становились лауреатами фестивалей общероссийского уровня. А в этом году режиссер был номинирован на известную театральную премию «Золотая маска» за спектакль «Гроза», который был поставлен в Южно-Сахалинске. На лаборатории новая работа вызвала противоречивую реакцию зрителя: одним постановка показалась слишком вызывающей, в частности из-за присутствия нецензурной лексики и совсем недетской при возрастном цензе 12+, другие же называли спектакль шедевром, говоря, что его должны смотреть целыми семьями. Равнодушных в зале не осталось, и, конечно же, было принято решение дорастить его до полноценного спектакля. Так, «Замыкание» было поставлено всего за две недели, хотя обычно на это могут уходить месяцы.

Continue reading