Сергей Сатлейкин

Авторские орфография и пунктуация сохранены.

Бесконечности нет.

Вечер, кофе аромат,

За окошком звёзд парад,

Листьев шелест, свист ветров —

Дарование богов.

Миром правит теперь тьма,

Но лишь только до утра.

Утром солнечным лучом

Прогоняет свет её.

Но ведь тьма не умирает,

А лишь только убегает,

Отдохнув от боя, свет

Вновь бежит за тьмой в ответ.

Длится это будет вечность,

Пока не вымрет бесконечность.

Вечный бой как свет и тьма,

Так прекрасен как звезда.

Он красив, он нереален,

Он бесценен, идеален.

Но пока есть человек,

Вечности тут просто нет.

Разрушением своим

Уничтожит он весь мир.

И тогда умрёт и свет,

Бесконечности тут нет.

Война души

Всю жизнь мной разум управлял,

Пока не встретил я её,

Но сердце ей я не отдал,

Ведь разум подчинил его.

Тогда и началась война:

Две стороны одной медали.

И бились двое, не щадя:

Любовь и разум воевали.

Любовь кричала: «еёне хватает»,-

Но разум уверенно ей упрекал,

И знал я, что сердце война разрывает,

И медленно мысленно я умирал.

Погибли все чувства, погиб и рассудок,

Но разум не думал сдаваться никак,

И если бы несколько жалких минуток,

Признался бы в чувствах своих тот дурак.

Но поздно теперь и момент для печали

Настал, но она ведь давно уж мертва,

И пусто в душе, и корабль отчалил

Давно,  и давно мне туда же пора.

Заоконный делирий

Оптимист – глупец,

Пессимист – идиот,

Реалист – мудрец,

А я мудрее чем он.

«Какая прекрасная погода!»,- пропел оптимист.

«Отнюдь, всё ужасно!»,- проныл пессимист.

«Мороз минус тридцать», — сказал реалист.

А я посмотрел на них и взял лист.

В то время, когда обсуждалась погода,

И сто раз в секунду менялась вся мода,

В неизвестном селе, на окраине мира

Страдала старуха от погибели сына.

Он молодым ушёл на войну,

Однако, теперь горит он в аду.

Вернулся на родину лишь один перст,

На кладбище местном возник новый крест.

Но погода важнее, она ж за окном,

И никто не узнает о воине том,

О горе старухи никто не узнает,

Она же не за окном страдает!

А за окном пролетают ракеты,

А за окном изучают планеты,

А за окном говорит президент,

За окном целый мир, но старухи там нет!

А старуха не там, старуха не в том мире!

Старуха за гранью заоконных делириев

Не узнает глупец, не узнает идиот,

И даже мудрец, не узнавши, помрёт.

Моему солнцу

Я не позволю упасть нам с Луны,

Я не позволю сгореть нам на солнце,

Ты воплощение каждой мечты!

Моё вдохновение, ты моё солнце!

С тобою повсюду: и в каждом мире,

И в каждой вселенной я всё поведал.

И посвящал стихи я любимым,

Однако, тебе я стихов не писал.

Моё вдохновение, ты моё солнце,

Ведь даже когда нападал на нас мрак,

Ты всё сияло, сияло как солнце —

С тобою во тьме мне ослепнуть никак!

Ты всегда рядом: и в счастье, и в горе,

И даже сейчас ты сидишь предо мной!

Моё вдохновение, ты моё солнце!

Во веки я счастлив быть рядом с тобой!

Мой новый мир

Тишина.  И снова тишина.

Я гляжу на небеса.

Ярко бусинки сияют,

Мягкий ветер всё ласкает,

И поёт он песни мне

О чудесной красоте.

Тихо листья шелестят,

Рассказать мне всё хотят,

Как прекрасен ночной мир,

Что чудеснее он рая,

Что он лучше всех картин

И что нет прекрасней края.

Я лежу и им внимаю,

Но совсем не доверяю.

Ведь не правы все они:

Знаю я чудесный мир,

Что прекраснее ночного,

Создавался он из слова

И из тысячи фантазий,

Мира точно нет прекрасней.

Создаю тот мир и я,

Мой читатель, для тебя.

Паразит

Как бы сильно мы не старались,

Боги на нас всегда будут злы,

Ведь давно они догадались:

Люди не могут жить без войны.

Да, наступало мирное время,

Но мир –  промежуток между войн,

И как бы того мы не хотели,

Наступит момент для войны хуже той.

И потихоньку, и помаленьку

Мы уничтожим весь этот дар,

Вечности нет, и давно всем известно:

Мы для планеты – последний кошмар.

Закрывая глаза, мы разное видим,

Но помнит пусть каждый везде и всегда:

За глупые войны нас Земля ненавидит

И тоже наносит ответный удар.

Где-то цунами, а где-то потоп,

И продаётся теперь чаще гроб.

Как видишь, Земля умеет мстить,

Ведь это лишь для тебя урок,

Ничто не научит тебя так любить,

Как искренней злобы ужасный поток.

Это жестоко и это ужасно,

Да, я согласен, но ты виноват,

И ничего не станет прекрасно,

Пока не поймёшь: какой ты дурак.

Она даровала тебе саму жизнь,

Она подарила икров,и еду,

Сказала: «Бери, мне не жалко, живи»,

Но ты превратил это счастье в беду.

Нанёс ты удар в самое сердце,

И хуже того, что ты бил со спины,

И догадалась она наконец-то:

Её главный враг был вечно ты.

Речь Азраила

Вас никто, никогда и нигде не найдёт.

И никто не раскроет те тайны,

Что скрывал я от вас (даже глупо сказать),

То что вы называли: «веками»

Ваше время, однако, мне трудно понять,

Для меня есть понятие смерти.

И за вами довольно смешно наблюдать:

Вы придумали понятие чести.

Но придумав решили, что хватит:

Оно есть, но его как бы нет.

Но никто же за вас не заплатит:

Уничтожить пора этот бред!

Я сказал: «requiescant in pace!»

И исчезли буквально вы в миг.

И никто из-за вас не заплачет:

Всем плевать на пропавший ваш мир!

Всем плевать на пропавшие души!

Ведь они все пропали давно.

И заметьте: не я их разрушил,

Вы их сами спустили на дно.