Проверка на стойкость

Самое масштабное и острое событие этого десятилетия, если не века –пандемия коронавируса. На протяжении последних месяцев люди окружены бесконечным количеством информации об этом вирусе: количество заразившихся и выздоровевших, новые исследования и мировые проблемы, меры предосторожности. Многих такая обстановка вводит в невроз. Вирусы были всегда, и к сожалению, еще будут. Но можно смело утверждать, что в прошлом общественное волнение и давление было куда меньше. Теперь же, в 21 веке, любая информация (и ложная в том числе) распространяется по жилам информационного потока не медленнее самого вируса, рождая мгновенно панику.

Прочитав очередную пугающую новость в социальных сетях у нас сразу срабатывает тревога, и только потом мозг начинает задумываться: «А так ли это?». Если раньше мы сталкивались с таким состоянием редко, от случая к случаю, то теперь мы не выходим из этого подвешенного тревожного состояния из-за большого потока инфошума. Это бич нашего времени. Плохо ли это? Сложно сказать, потому что раньше, когда случались пандемии, смертность была в разы выше. У людей был, наоборот, недостаток информации. Не было такой всемирной паутины, где любой новый симптом мгновенно передавался по всему миру. Так, чума мучила человечество с 14 века до 19 века. Стоило только справиться с ней в одной стране, тут же появлялись новые признаки в другой. Люди умирали и сами не знали отчего. Есть ли у нас право жаловаться?

Как только вирус стал набирать обороты, тут же ввели режим повышенной готовности и самоизоляции. Ведь никто не хотел повторять ошибки Италии. Несмотря на то, что в наибольшей группе риска люди от 60 лет, школьники и студенты были массово переведены на дистанционное обучение, потому как именно молодежь может стать самым быстрым разносчиком болезни: сами переболеют и будут жить дальше, но для тех, кого они заразят, исход может оказаться летальным.

«Интернет-уроки, что может быть лучше?», — подумала я сначала.

Я оказалась одной из тех, кто оказался на самоизоляции и перестал посещать школу очно. Честно говоря, слово «карантин» раньше для нас было синонимом «каникулы». Но мы забыли, что сейчас век цифровых технологий. Учителя и школьная администрация скооперировались сразу же, составив расписание онлайн-уроков. «Интернет-уроки, что может быть лучше?», — подумала я сначала. Но довольно скоро стала мечтать вернуться в школу.

Проблемы со связью, огромное количество домашних заданий, которые поступают совершенно хаотично, невозможность выйти из социальных сетей – это лишь некоторые проблемы, с которыми я столкнулась. Можно сказать, что дистанционное обучение – это отличная и, обращу внимание, временная альтернатива школе в классическом понимании. Но представить это на постоянной основе крайне сложно. В качестве индивидуальных занятий или курсов – прекрасно, но когда туда пришла наша система образования, где каждые полчаса подключается по 30 человек, то все стало рушиться.

При объявлении самоизоляции у каждого из нас появились мысли: «Отлично, как раз переделаю все дела, что накопились. Прочитаю все книги и фильмы». Но тут возникла проблема. Человек – существо социальное. Этой мотивации саморазвиваться у большинства хватило на неделю, а что делать дальше? Если делить людей на банальную систему, состоящую из интровертов и экстравертов, то получается весьма интересная, хоть и предсказуемая картина. Естественно, социально активные люди стали буквально стонать от невозможности в этот социум попасть. У них пропало желание делать что-либо, стресс стал заедаться едой, и они стали как Чак Ноланд из фильма «Изгой» отмечать дни заточения и разговаривать с металлической штукой по имени телефон. Наименее сознательные граждане не выдержали и благополучно начали ездить на шашлыки, наслаждаясь свежим воздухом, в котором также благополучно витает вирус. Тогда наступил звездный час интровертов, для которых даже месяц одиночества не предоставляет сильной сложности. Их распорядок дня не потерпел большого изменения. Хотя при этом, конечно же, скучают они по близким не меньше. Но это тоже люди, и тоже социальные. Тут я имею в виду не нужду в приятном общении с друзьями, родственниками, а необходимость нахождения среди людей.

«Человек — это слабое животное существо при своем рождении и по своей природе, тем самым поставленный в необходимость сближения с себе подобными, в совокупности с ними приобретает огромные силы, беспрестанно возрастающие, вследствие чего народы сближаются с народами, люди все более и более толпятся и все человечество стремится к соединению в одно целое, — и этим самым человек решительно разнится от всех животных вообще и от петуха в особенности», — так писал Иван Якушкин в своих автобиографических записках. Помимо афоризмов нам об этом повествует также и наука. В 1957 году Дональд Хебб провел сенсационный эксперимент, где проверял влияние сенсорной депривации на людей, проще сказать, ученый полностью изолировал людей от внешнего воздействия на органы чувств. Исследование проходило так: человек ложился на кровать и завязывал себе глаза, надевал наушники и перчатки. Спустя несколько часов у испытуемых появлялась тревога, рассеянность внимания и неспособность выполнять текстовые задачи. Через 72 часа у людей возникали уже настоящие иллюзии и галлюцинации.

Вы скажете, что сравнивать нашу изоляцию и выше приведенную экспериментальную — некорректно. Тем не менее, это просто два разных уровня одного и того же пути. Да и мы к тому же стали куда социальнее, чем в 20 веке, а значит и отказываться от этого нам сложнее. Известно, что авиаторы до сих пор иногда страдают галлюцинациями во время длительных, однообразных полетов, но это уже связанно с общим рассмотрением эффекта длительного воздействия монотонной среды. Чем наша изоляция дома не монотонная среда?

В начале я уже упоминала всеобщий невроз и тревогу. Это тоже мы уже способны объяснить наукой. Гормон окситоцин, который вырабатывается при общении с людьми, помогает снять воспаления, которые появляются в сердечно-сосудистой системе из-за стресса. Нет взаимодействия – нет естественного успокоительного. Почему же мы так зависимы о других? Есть теория, что при эволюции для наших предков оказаться без поддержки соплеменников было физически опасно. Опасность, может, и миновала, а рефлексы остались.

Поэтому наша задача сейчас — максимально разнообразить свою домашнюю жизнь, не паниковать, а также не искать виновных. Вирусы появляются регулярно и предотвратить их возникновение и воздействие сразу же не предоставляется возможным. По крайней мере, пока что. Но с каждым годом человечество развивается все активнее, а медицина особенно. Все, что мы можем сделать сейчас, это взять себя в руки и принять ответственность за свое состояние здоровья и состояние нашего социума в целом, в котором мы нуждаемся. А на второе влияет каждый из нас по-отдельности.

Наталья Дука

Рис. Дарьи Бондаренко