Софья Перфилова

Авторские орфография и пунктуация сохранены.

***

По кому-то скучать так безумно,
Так по-детски волшебно и странно.
Я за чувством вперед, бездумно,
Будто тайны Судьбы разгадала.

Этот город встречает котами,
Завораживает и лечит.
Этот город проверен веками,
Этот город для нас место встречи.

Это город Сплина, Цоя, КиШа,
Он так тянет к себе, так манит.
Меня держат друзья: «Тише, тише», —

Но я чувствую: что-то сулит

Мне прекрасное это место,
Пусть ни разу я там не была,
Но я знаю: мой милый маэстро 
Мне там будет играть до утра.

И я знаю, что все дороги
Не в Москву и не в Рим ведут.
И куда б не забросили боги,
Все дороги ведут в Петербург.

Последний раз

Отвратительно слово «последний»,
Бьёт под дых и под рёбра ножом.
Словно ты уже больше не летний,
И вся юность была миражом.

Эти слога три больно ранят,
Зовут мыслей печальных поток,
Осознание, что не исправить,
А до них свято верил, что мог.

Но услышав однажды, поймёшь:
Страх услышать вновь душу тревожит.
Потому всё от жизни берёшь.
Каждый раз стать последним может.

Мечтатели и скандалисты


Так много написано текстов,
Разбросаны строки по свету.
Но, пожалуй, нет в мире места,
Где не пели бы песни рассвету.

Малиновый, нежный, уютный.
Взрыв вишни в густых облаках.
Будто был договор обоюдный
Между солнцем и небом в ветрах

Вдохновлять, восхищать, впечатлять,
Поражать, создавать моменты.
Словно в первый раз удивлять,
Провоцировать на сантименты. 

Сочетания красок безумны,
Они бережно юность несут.
Когда действия наши бездумны 
И волшебным всё кажется вдруг.

Мы — мечтатели и скандалисты.
Для нас каждый рассвет — начало.
Мы откроем однажды миры, сто,
Но… Себя бы открыть, для начала.

***

В глубине души, будем честными,
Я скучаю до боли, до дрожи. 
Мне так жаль, но пути наши — скрестные, 
И дороги совсем не похожи. 

А друзья мои все — сумасшедшие:
Курят Винстон, бегут от проблем. 
Только я, словно в омут сошедшая,

Голоса их не слышу. Совсем. 

Да и действия их наблюдаю, 
Словно сквозь пелену и муть. 
После встречи с тобой, уверяю, 
Мне уж больше не страшно тонуть.

Мне не страшно теряться в пространстве
И себя потерять во мгле.
Строки эти — на стёклах танцы. 
Только знать бы об этом тебе. 

Я, как чёртов поэт-недоучка,
Превращаю души кровь в слова. 
Просто знаю: так будет лучше. 
Только так мне прожить до утра.

Только так скроюсь я от убийцы, 
Беспощадной, но сердцу родной. 
Только так я смогу добиться
Ещё дня, но… Опять не с тобой. 
Так забавно, что киллер мой — память, 
И она от меня — ни на шаг.
Ведь больнее всего ударить
Можно без кулака и ножа. 

Снова ночь. Чистый лист предо мною. 
И щеки не коснётся слеза. 
Я готова к последнему бою. 
«Смерть придёт. И у неё будут твои глаза».

***

Позволь страсти себя захватить:
Улыбайся, целуй и беги.
По течению просто плыть,
А ты против плыви и твори.

Кто-то пел: «Юность всё прощает»,
Ты рискни и проверь строки эти.
Ведь под юности солнцем тает
Страх, опутавший сердце в сети.

Ты не верь никому, кроме сердца.
Стук его всех правдивей молитв.
Никуда от последствий не деться,
Но важнее процесс этих битв.

В этих гонках без «взрослых» и правил
Никогда не был важен исход.
И, вернувшись назад, не исправила бы
Ничего. Знаю я наперёд,

Что любая преграда дана,
Чтоб себя найти и узнать.
А без риска нам юность вредна.
Без него страшно нам умирать.

Умирать, не познав себя,
Не найдя своё жизни счастье,
Об утраченном лишь скорбя
И, как друга, встречая ненастье.
Потому нужно нам рисковать,
Не бояться себя, не бежать.
Чтоб однажды легендой стать,
Нужно жить. Не существовать.

***

Пред тобой я стою, открыта:
Всё оковы слетели вон,
Уничтожена вся защита,
Платье алое, губы в тон.

Вся: без лжи, украшений и масок,
Моя, как на ладони, душа.
Ты, уставший от яркости красок,
На неё глядел, еле дыша.

Слепит белым, но чёрным манит.
Нет единой картины, туман.
А румяна горящих ланит,
Опьяняют тебя, как дурман.

Ты хотел ведь не этого, парень,
Но дороги назад уже нет.
Вместо ангелов — толпы тварей,
И война, где не будет побед.

Не готовят нас к этому в детстве,
В сказках тоже не предупреждают.
Но вы знайте: есть демоны в сердце,
И порою они побеждают.

Посмотри на них, ну же, не бойся,
Познакомься и полюби.
Ты стал для меня в жизни солнцем,
Так не бойся теперь моей тьмы.

Это вечная битва, до дрожи.
Нет начала ей, нет и конца.
Но моей ты касаешься кожи, и
Убивает их холод свинца.

Пусть на время, на долю секунды, но
Ты имеешь над ними власть.
И неважно совсем уж, что было до,
Ведь игра их опять сорвалась.

И опять всё по новой, по кругу опять,
Что ни день, то война внутри.
Но коль ты не научишься метко стрелять,
То погибнешь на раз, два, три.

Страх сильнее тебя, ты ушёл в никуда,
Напугали, наверное, взрывы.
Мои демоны громко смеялись, когда
Осознали, что снова живы.

Подытожить всё можно фразой одной,
Ведь так чаще всего со стихами:
Люди уходят. Хоть в снег, хоть в зной. 
Совладайте вы с тьмой своей сами.

Океан и Море

Море бьётся о скалы, болеет,
Не выносит безумной тоски.
Океан его ждёт и жалеет,
Видя, как его рвёт на куски.

Море больше не знает, что делать.
Море больше не может молчать.
Океан говорит: «Нам изведать
Нужно боль эту. Хватит кричать».

Море слышит его, но не может:
Слово каждое, будто нож.
Море делится тем, что гложет.
Морю высохнуть уж невтерпёж.

Океан просто хочет ближе.
Океан хочет обнимать.
Он ведь знает, что Морем дышит.
Он не хочет его потерять.

Море бесится и бушует.
Море словно торнадо в руке.
Океан всё молчит и чует,
Что недолго осталось во мгле…

Океан! Море! Взрыв! Цунами!
После лишь тишина и твердь…
Ради встречи одной, хоть глазами,
Они были готовы на смерть.