Увлекательная ответственность, или Как оживить детали

«Роботы: машины для убийств или помощники?» — задают часто громкий вопрос дикторы в начале фантастических фильмов или книг, но уместен ли он в современном реальном мире? В поисках ответов я обратилась к преподавателю робототехники Ивану Александровичу Мирошкину, который во Дворце творчества имени Ю.А.Гагарина обучает юношей создавать своеобразную жизнь из множества маленьких деталей.

— В какой момент вы поняли, что вам интересна робототехника? Что послужило первым толчком?

— Все началось случайно. Сначала я просто интересовался робототехникой, много читал об этом направлении. Постепенно хобби стало основной деятельностью. По сей день это остается и работой, и моим увлечением.

— Каким был ваш первый робот?

— Это был робот колесный, круглой формы, с датчиком для выбивания кеглей. Есть такие соревнования — «Кегельринг» (кегельринг – состязания, в которых участникам необходимо подготовить автономного робота, способного выталкивать кегли за пределы ринга — прим. авт.). Вот для них он и был создан пару лет назад.

— Насколько я поняла, создание робота идет в два этапа – конструирование и программирование. Что ближе именно вам?

— Мне лично интереснее программирование, хотя и конструирование не менее интересно. Бывает даже спать ложишься, а в голову мысли лезут: «А что если такой формы робота сделать? А если другой? А какое соединение будет лучше?».

— А ребята у вас чем занимаются?

— Кто-то успевает только программировать, кто-то только конструировать. Да и каждый из них тяготеет к чему-то своему. Здесь все очень индивидуально.

— Расскажите, а как вы вообще пришли к преподаванию?

— Как-то случайно посчастливилось мне оказаться в этой сфере. Сейчас я понимаю, что это направление – робототехника — актуально, за этим будущее. Я рад, что именно так произошло, что оказался именно в педагогической сфере.

— Современные фантасты любят сюжет, который предсказывает в обозримом будущем слияние робота и человека в единое целое. Как вы относитесь к возникновению такого гибрида?

— Я думаю, что всегда нужно сохранять какую-то золотую середину. Если роботы абсолютно всё место, пространство, время займут, это не будет лучшим исходом, это неправильно. Роботов нужно пускать там, где есть монотонный тяжелый опасный труд. Думаю, что, например, робот-танцор не будет как-то органично выглядеть, здесь приятнее смотреть все-таки на человека, чем на робота. Возможно, только ради забавы такое может быть уместно.

— Сейчас в научном сообществе очень много споров об искусственном интеллекте. Слабый искусственный интеллект, вроде голосового помощника уже создан. Каким вы видите мир, в котором роботы будут обладать полноценным сознанием?

— С одной стороны это очень интересно, а с другой стороны, если судить опять же по фантастическим фильмам, это и не совсем хорошо, и не совсем плохо. Все равно я думаю, что уже сейчас мы не можем остановить этот процесс, потому что как бы мы не пытались этого избежать, робототехника движется именно в ту степь, где роботы научаться осознавать себя.

— Вы следите за деятельностью Илона Маска? (Илон Рив Маск — канадско-американский инженер – прим. авт.). Что вы думаете о его работе?

— Не постоянно, но слежу. К его работе я отношусь положительно. Он, будучи студентом, определил для себя технические сферы и многого достиг в своих областях. Кроме того, я согласен с ним в том, что об экологии сейчас нужно думать как никогда прежде. Я полностью поддерживаю его начинание в этой области. Создание машин без выхлопов, которые не навредят окружающей среде – огромнейший вклад в развитие техники.

— Каким вы видите будущее вашего преподавания робототехники детям?

— Планирую сделать так, чтобы детям здесь было интересно работать, чтобы каждый научился работать руками: паять, собирать, программировать. Это, конечно, в идеале, но все же.

— Опишите в пяти словах свою работу.

— В пяти словах сложно описать мою деятельность. Многое можно сказать. С одной стороны все это очень увлекательно, а с другой – очень большая ответственность.

— В будущем планируете поменять сферу деятельности?

— Может быть, может быть… Такие мысли порой посещают, но я еще пока не определился точно.

Беседовала Лера Алексеева
Фото Анастасии Растенок