«Это большая ответственность…»

Чуть больше года назад «Побочный эффект» возобновил сотрудничество с городской газетой «Шахтерская правда», и все материалы юнкоров пресс-клуба стали попадать в руки Татьяны Анатольевны Гафаровой.

Первый заместитель генерального директора газеты «Шахтерская правда» — так сложно и длинно называется нынешняя должность Татьяны Анатольевны. За долгий журналистский путь она успела поработать в печатных изданиях, трудилась в пресс-службах администрации города Прокопьевска и угольной компании «Прокопьевскуголь», возглавляла пресс-службу крупнейшего в Алтайском крае коксохимического предприятия «Алтай-кокс». Сегодня же именно она – ответственный секретарь единственного в городе печатного СМИ – создает каждый номер «Шахтерской правды».

— Татьяна Анатольевна, как вы пришли к профессии журналиста?

— Склонность к сочинительству у меня была всегда. Я писала сочинения на отлично, мне это дело нравилось. Стишки начала писать еще с детства. Например: «Апрель, апрель, счастливый месяц, я вместе родилась с тобой…». Это у меня вообще чуть ли не в 10 лет было сочинение такое. А именно с журналистикой… В прошлом году, когда я читала ребятам из «Побочного эффекта» курс по интервью на летней профильной смене, рассказала такой случай. В свое время мама работала в аптеке, и их коллектив отправили собирать березовые почки. Она рассказала мне, как они обдирали их с веточек и состригали, а я написала в газету «Кузбасс» письмо под заголовком: «Распустятся ли березы весной?». На удивление, мне, тогда девочке, пришел ответ на официальном бланке: укажите, пожалуйста, конкретных виновников и сообщите адресатов. Вот такой вот был первый опыт общения с газетой. Я поняла, что печатное слово действенно. Писать правду не всегда хорошо, но это очень интересно. Надо было отдать должное газете «Кузбасс», которая ответила на сигнал ребенка. Это конечно шутки. Еще в школе поступить я думала на журналистику. Но жила в маленьком городке, у нас не было своей газеты, а у меня соответственно — публикаций. Поехав поступать в Иркутский университет, потому что там жила моя двоюродная сестра, я не знала, что потребуются публикации для поступления, потому я решила поступать на факультет географии. А когда пришла сдавать экзамены, узнала, что в основном потом люди идут работать учителями географии, и меня это тоже не устроило. Я поработала год, написала публикации и поступила все-таки на факультет журналистики. Это, наверное, дано от бога. Это потом уже, обучаясь на журфаке, я поняла, что научить человека писать невозможно. Это либо дано, либо нет. Никакими ухищрениями, ни чем. Конечно, приемы нарабатываются, но должно быть чувство слова изначально. Должно быть какое-то призвание к этому. Но научиться журналистике можно. И для того, чтобы быть грамотным и иметь большой запас слов, нужно очень много читать и именно читать литературу разнообразную, которая обогащает словарный запас. Чтобы чувствовать слово.

— Какова ситуация с журналистскими кадрами у нас в городе? Почему не возвращаются в родные города?

— В городе ситуация плачевная. У нас в принципе молодежь не задерживается здесь. И дефицит журналистских кадров происходит не потому, что профессия неинтересная, а потому, что ребята, которые получают образование в больших городах, как правило там и остаются. Во-первых, у нас не так много СМИ, где можно было бы устроиться. С другой стороны, уровень заработной платы в наших СМИ намного ниже, чем в областных, региональных, московских и новосибирских. И естественно, ребята, у которых есть маломальский талант, и которые могут где-то закрепиться, остаются там. Мало кто возвращается сюда, разве что по семейным обстоятельствам. А делать карьеру здесь очень сложно. У нас небольшая перспектива роста в СМИ. И специфика молодежи к тому же… К сожалению, сейчас идет отток молодежи, потому что нет предприятий, нет развития в городе и это все только в больших планах. И этот отток со всех уровней идет по накату, по нарастающей. А еще особенности профессии… Человек, который пришел на мероприятие, насладился им и ушел домой отдыхать. А у журналиста после мероприятия только начинается работа. Этим занимаются люди на самом деле только одержимые.

— Как вы думаете, насколько актуальны сегодня печатные издания? И есть ли вообще у печатных изданий будущее?

— Актуальность печатных изданий убывает с каждым годом, по мере того, как развивается интернет. Вот сегодня «Шахтерская правда» в частности, является органом издания для пенсионеров. Мы четко знаем свою аудиторию. Их возраст от 50 и выше. Потому что в основном наша газета для пенсионеров. Молодежь может знакомиться с той же информацией уже на страницах сайта, который мы создали специально. Но со временем… Будущего у печатных газет практически нет. Как только старшее поколение будет уходить из жизни, будут уходить и печатные издания. Потому что никто не будет тратить свое время на приобретение газеты и ее прочтение. Если книги поживут немного дольше — книга это все-таки произведение искусства, она трогает душу, она работает на чувствах, — то газета — лишь средство передачи информации, которая живет один день, а на следующий умирает. И ее будут использовать в качестве подложного материала. Со временем газета изживет себя, но это влияние времени, от этого никуда не денешься. Это проблема и больших изданий. Численность подписчиков падает, потому что происходит переход на другой век.

— Каково это – стоять в руководстве единственного печатного издания в городе?

— Я занимаюсь именно информационным насыщением, отвечаю за всю творческую составляющую. И это напряженно. Каждый понедельник, приходя на работу, я должна знать, что у меня будет в процессе на всю неделю по газете. Это большая ответственность. В нашем городе это делать не так уж просто, город небольшой. Поэтому у нас отработана определенная система получения информации. У нас есть много наших соавторов, внештатных корреспондентов, которых мы очень любим и поддерживаем с ними связь. Нам свою информацию предоставляют пресс-службы УВД, ГИБДД и администрация города. В каждом управлении — образования, культуры и физкультуры — есть люди, отвечающие за поставку информации. Нам ее отправляют, и мы получаем эти исходники. Они присылают нам план работы на предстоящую неделю, календарный план мероприятий, и по ним мы ориентируемся, куда отправлять журналистов. Все это нужно держать в голове. Сейчас, имея опыт практической журналистики и именно организационной работы в пресс-службах, мне это делать гораздо легче. Вся работа идет за счет планирования. Я в понедельник думаю о пятнице, а в четверг уже думаю, что я буду ставить в понедельник. А так я бы сказала, что это интересно. Каждый день что-то новое. А то, что наша газета единственная… Ну, к сожалению, у нас нет конкурентов. Они изжили себя за этот период, а появляться новым смысла нет. Все потому, что у нас нет большого количества журналистских кадров. Просто сегодня это занятие не перспективное. Мы являемся доживающей структурой.

— Чего ожидаете от молодежи в нашем лице?

— Ну, во-первых «Побочный эффект» мне был знаком задолго до того, как я пришла в это место. Мы с ним еще работали, когда я была в администрации города. Это очень интересное начинание, через него уже прошли десятки ребят, которые нашли свою стезю в журналистики. И даже если они не становятся журналистами, они учатся в «Побочном эффекте» формулировать свои мысли, правильно их излагать и ставить более цельные задачи. Поэтому это замечательное объединение, которое растит творческих, ищущих и независимых в изложении своих мыслей, людей. Мне нравится, что ребята берутся за те темы, которые не свойственны нашему старшему поколению. Успехов вам, пишите о своих проблемах, о своих заботах. И посвящайте нас в свои молодежные темы.

Мария Семёнова